статер гекта трите дарик тетрадрахма stater trite hekte hecte tetradrachm

 

Монеты архаической и классической эпох.

Монеты появились около 650 г. до н.э. либо в Лидийском царстве, либо в ионийских греческих городах (скорее всего Эфес или Милет). Примерно 100 лет они изготавливались только из электрума (сплава золота и серебра), активно добываемого в это время из подконтрольных лидийскому царю месторождений. Содержание чистого золота в сплаве из разных источников значительно отличалось, и, скорее всего, желание эффективно использовать обильный, но в каком-то смысле «капризный», ресурс драгоценного металла стало побуждающей причиной изобретения монеты.

Вторичное или россыпное золото было открыто в руслах многих рек северного склона горы Тмол (современное наименование Boz Dağ). Наиболее известное месторождение находилось в русле небольшой реки Пактол, которая протекала вблизи крепостных стен города Сарды – столицы Лидийского Царства. Эти россыпи, по всей видимости, были открыты уже после падения Империи Хеттов. Сохранилась легенда о фригийском царе Мидасе, который омывшись в водах Пактола избавился от своего «дара» – прикосновением превращать всё в золото, после чего река стала золотоносной. Первым из негреческих царей Мидас посвятил дар Дельфийскому Оракулу – свой золотой трон и, по одной из многих версий, при нём была отчеканена первая в истории золотая монета.

Быстрый расцвет Лидийского Царства несомненно связан с использованием золота из реки Пактол, а пришедший к власти в результате переворота основатель династии Мермнадов, царь Гигес (ок. 680-644/43 гг. до н.э.), подобно Мидасу, прославился щедрыми дарами золота и серебра Дельфийскому Оракулу. Сказочное богатство лидийских царей стало нарицательным в связи с трагической историей богатейшего человека своего времени – царя Креза (ок. 560-547/46 гг. до н.э.). Его великое царство и, скорее всего, он сам погибли под натиском персов – в то время совершенно незнакомых с роскошью и достатком. Богатейшие дары Креза Дельфийскому Оракулу около 5,5 тонн электрума и 467 кг чистого золота в слитках и изделиях, судя по всему, были реальностью.

В любом случае, фактом являются драгоценные посвятительные дары, обнаруженные при раскопках Храма Артемиды в Эфесе, среди которых находились и электровые монеты. Самый ранний клад был спрятан ок. 640-620 гг. до н.э. внутри сложенного из зеленого сланца фундамента, на котором стояла статуя Артемиды. Он является определяющим в дискуссии о дате появления первых монет, среди которых находятся и царские лидийские юниты с изображением головы льва и солнца в виде четырех-лучевой звезды.

В нашей коллекции представлена аналогичная монета, одноштемпельная экземплярам из Храма Артемиды.

Лидийские монеты выпускались в системе кратных двум номиналов, где старшая монета представляла собой юнит массой около 4,7 грамм, а самая мелкая монета была его 1/64 частью весом всего лишь 0,07 грамм.

Удивительным фактом является то, что качество контроля веса лидийских царских монет сравнимо с европейскими монетами XVIII века изготовленными с помощью механического пресса.

В нашем собрании первые монеты представлены также ионийскими гектой и гемигектой VII в. до н.э.

Уровень торговых отношений и экономической мощи государств и городов Малой Азии хорошо иллюстрирует тот факт, что уже на начальном этапе производилась чеканка крупных монет – статеров, массой 14-16,5 грамм. Подобные электровые статеры г. Кизика (ок. 16 грамм), именуемые в античных письменных источниках как «кизикины», стали одной из первых в истории универсальных монет. Их первые, относительно небольшие, выпуски относятся ко второй четверти VI в. до н.э. По-настоящему обильное их производство продолжается около 200 лет с конца VI по конец IV в. до н.э. и по массе переработанного драгоценного металла они уверенно занимают второе место после статеров от имени Александра Македонского.

Суммарно количество типов электровых монет Кизика, Фокеи и Митилен составляет не менее 465. Среди этого разнообразия присутствуют изображения животных, мифологических существ, богов и человека, различных предметов и оружия. Многие композиции являются сюжетными, а на некоторых портретах, вероятно, изображены реальные люди. Эти монеты прекрасно отражают богатство античной культуры классической эпохи, а многие изображения вполне достойны звания шедевров медальерного искусства.

Несмотря на относительно небольшую массу гект (1/6 часть статера) Фокеи и Митилен (в среднем около 2,55 грамм) их чеканка была настолько обильной, что по массе переработанного электрума каждый из этих полисов превосходит римскую чеканку золота вплоть до времени Юлия Цезаря, а в сумме, они стоят на уровне с эмиссией одного из богатейших городов античности – Карфагена.

В нашей коллекции представлены три гекты Митилен, в том числе две монеты с вдавленным изображением на реверсе наподобие гемм, а также пять монет Фокеи, среди которых особенно выделяется гекта с изображением Силена в фас, выполненная в архаическом стиле, а также монета с изображением Зевса-Аммона, культ которого имеет центральное значение в истории Александра Македонского.

Происхождение образа Зевса с бараньими рогами объясняет Геродот:

«Геракл захотел однажды непременно увидеть Зевса, а тот вовсе не пожелал, чтобы Геракл его видел. Когда Геракл стал настойчиво добиваться [свидания], Зевс придумал хитрость: он ободрал барана и отрезал ему голову, затем надел на себя руно и, держа голову перед собой, показался Гераклу. Поэтому‑то египтяне и изображают Зевса с ликом барана, ... , в Египте Зевса называют Аммоном».

Третье место в рейтинге наиболее массовых  золотых монет античности занимают дарики, чеканенные из «самого чистого золота». Они являлись символом могущества Персидского государства в течение почти 200 лет и стали первой монетой в истории, изображение на которой соотносилось с реальным человеком – персидским царём. Вес дарика составлял один персидский (исторически месопотамский или вавилонский) шекель и вполне возможно, что они «участвовали» в восстановлении Иерусалимского Храма, таким образом, попадая в категорию упоминаемых в Библии монет. Вместе с кизикинами дарики упоминаются на страницах «Анабасиса» Ксенофонта в качестве традиционной месячной платы воину-наёмнику, и также вместе эти монеты уходят с исторической сцены, уступая место самым массовым монетам античности – золотым статерам от имени Александра Македонского.

В нашей коллекции представлены два статера и гекта г. Кизика, относящиеся к позднему архаическому периоду (ок. 500-450 гг. до н.э.) с изображением собак и протомы грифона, а также персидский дарик позднего стиля, чеканенный, возможно, во время правления Дария III, против которого выступил в поход Александр Великий.

В результате этого похода и эллины, и азиаты оказались в одном огромном государстве с универсальной денежной системой, а «македонские» золотые статеры аттического веса (в среднем около 8,58 грамм) и тетрадрахмы вытеснили прочие универсальные деньги, среди которых стоит отдельно упомянуть классические афинские тетрадрахмы с совой.

Афиняне чеканили золото очень редко и только в случае крайней потребности, как, например, в 407/406 г. до н.э. когда в результате военных неудач город был вынужден чеканить монеты из золота посвятительных даров и украшений семи из восьми статуй богини Ники из Акрополя.

Могущество Афин и их знаменитые монеты с изображением покровительницы города Афины на аверсе и совы на оборотной стороне непосредственно связаны с добычей серебра в принадлежащих полису рудниках Лавриона, расположенных поблизости.

В нашей коллекции представлена такая монета, чеканенная в Афинах около 440-420 гг. до н.э. – время наивысшего расцвета города, когда заканчивалось строительство основных сооружений акрополя и Парфенона, писал «Историю» Геродот, творил Фидий…